Писатель

- А вы кто такой? Вы писатель? И что же вы написали?
- Я автор трех нашумевших статусов в фейсбуке.
- Над чем работате сейчас?
- Работаю еще над одним статусом. 
- И кто же вас читает?
- В основном друзья.

Ткань космоса

В метро девочка азиатской внешности и с большими синими бусами на шее, читала книгу "Ткань космоса. Трансформация реальности". Читала и смеялась. Что может быть смешного в такой книге, подумал я. Как вообще можно читать такие книги, подумал я опять.

Она отвлеклась от книги, подняла на меня глаза, и спросила: "А какие книги нужно читать тогда?". 


Я вышел на следующей остановке, хотя собирался ехать до конечной.

Кошка

Моя кошка ночью любит залазить на меня и спать на мне. Если я лежу на спине, она залазит на живот. Если я сплю на животе, она залазит на спину, если сплю на левом боку, она залазин на мой правый бок. Она спокойно зазыпает на всех моих сторонах. Если я решаю сменить позу, то делаю это аккуратно, чтобы не задеть ее чувств, нагло обрывая сон на самом интересном. Она просыпается, ждет пока я улягусь и снова залазит на мне. После таких ночей я смело могу говорить, что всю ночь кувыркался в постели со своей киской.

Пруст

Опять начал читать Пруста и его Поиски, после почти 4 лет перерыва. Тогда прочитал 150 страниц. Как будет на этот раз, я не знаю. Но что-то есть в том, чтобы читать в метро сплетни французского высшего света, изложенные длинными, витиеватыми предложениями, заканчивая читать которые, ты уже забываешь чем начинался эпизод, но поскольку, и это нормально, учитывая то, что ты привык к более понятному и простому способу повествования, перечитывать заново сцену тебе лень, ты переходишь к чтению следующего абзаца с тайной надеждой, что предложения в нем будут немного короче, и ты, хотя бы на одно мгновение поймешь о чем эта книга.  

Жванецкий

Жизнь коротка. И надо уметь. Надо уметь уходить с плохого фильма. Бросать плохую книгу. Уходить от плохого человека. Их много. Дела не идущие бросать. Даже от посредственности уходить. Их много. Время дороже. Лучше поспать. Лучше поесть. Лучше посмотреть на огонь, на ребенка, на женщину, на воду.

Выживание

Я включил ТВ и узнал, что при экстремальном выживании в Исландии нужно искать японские березы, потому что они хорошо горят, даже если они очень мокрые. А если ты пошел пописать, обязательно нужно смотреть под ноги в поисках земных червей, которые выползают из земли. Они сытные и придают сил. А с помощью мха можно сделать джакузи, смешав термальные воды и холодную речную воду. Это очень быстрый способ согреться. Форель лучше всего ловить руками, находясь в ледяной воде. Ее спокойно можно есть живьем, главное, не забыть откусить голову. 

Пока я смотрел передачу у меня закипел чайник. Я налил чай, добавил мед, и мне стало стыдно: я потратил очень мало калорий, сохранил тепло, мне не нужно есть сырую рыбу. Это унизило меня как мужчину. Поэтому я случайно разбил банку и порезал ногу. Вот теперь мне нужно найти гвоздь или сухой порох, чтобы продезинфицировать рану. Интересно, порох продается в Сільпо?

Весна

Нафаршированные рафаэлло женщины, пошатываясь и в дубленках на распашку, тянут своих мужчин в строительные магазины. В магазине они смеются и поют между стеллажами дорогой плитки, залазят в ванные. 

Отдел ламп и больших хрустальных люстр забит дамами средних лет. Консультант с бейджем "Витя" говорит: "И так каждый год. Все как у Фрейд про символы: лампа, люстра, зонтик, лестница. Секса нет, вот либидо и прет. Напьются, а у нас запары." 

Женщина в зеленой кофте неожиданно для меня и Вити вылетела из-за его спины. Она нетрезвая, уставшая и на каблуках, а в руках у нее большой торшер с устремленным к звездам набалдашником. Не пиздите мальчики, говорит она, бытие определяет сознание - вот мы и окружаем себя светом. Женщина смотрит на меня и Витю, пытаюсь найти в нас что-то, что могло бы ее унизить. Потом добавляет: а только секса хотят только дуры.

Она медленно уходит в глубь зала, задевая торшером хрустали люстр, и поздравляя всех женщин с праздником весны и красоты.

А торшер она так и не купила. Когда я уже выходил из магазина, то видел как муж уговаривает ее слезть с большой технической стремянки. К нему на помощь сбежалась вся охрана.

Настоящий мужчина

Николай Расторгуев настоящий мужик и верный друг. Например, когда он пропускал запой своих товарищей из-за гастролей, то обязательно посылал к ним вместо себя своего двенадцатилетнего сына одетого в маленькую гимнастерочку.

Сомерсет Моэм

Острие бритвы.

Эту книжку мне подарили в конверте на день рождения. Мне пришлось идти за подарком на почту. Я отстоял в очереди, вдыхая бабушек и фикусы, после чего мне вручили толстый белый конверт, нагрубили, и я ушел веселый и молодой. Прошло уже много времени с того момента, и вполне может быть, что некоторых бабушек, с которыми я тогда стоял в одной очереди уже нет на этом свете. Тем не менее, книгу эту я начал читать только сейчас.

Книга о молодом парне, который пошел на Первую мировую войну и вернулся оттуда совершенно другим человеком. Написано все это очень сдержанно и прямолинейно.

Но кроме судьбы главного героя, который решает не работать, а читать книги в Париже, Сомерсет очень хорошо описывает европейское общество конца 19 начала 20 века в период его распада. Когда отмирает целый культурный пласт со всеми зваными ужинами и умением "держаться в обществе".

Интересно, что ни о какой культурной революции речь там не идет. В книге хорошо показано, как резко обогатившийся после Первой мировой войны средний класс и предприниматели-фабриканты начинают вытеснять с культурного пространства обедневшее родовое дворянство. Культура становится "проще", доступней: "В чинных особняках аристократии обитали фабриканты...". 

Лично я всегда считал, что Первая мировая война - один из самых интересных моментов в истории. Момент перехода "тогда" в "сейчас".